Эксперт РОП О.Карпович — о стратегии США и Запада в отношении России

Признание Блинкена – путь к отрезвлению?

Оригинал статьи: Журнал «Международная жизнь»
Авторы: Олег Карпович, Михаил Троянский

На днях госсекретарь США Энтони Блинкен сделал беспрецедентное для высокопоставленного американского политика заявление. «Эра, которая началась после окончания холодной войны, — отметил он, — завершилась». Безусловно, сам факт краха однополярного миропорядка давно был очевиден непредвзятым наблюдателям, но на таком высоком уровне в Вашингтоне до сих пор упорно отказывались его признавать. Что же заставило Блинкена, одного из давних и главных адептов либерального интервенционизма, всё же произнести столь горькие для себя и своих единомышленников слова?

В первую очередь, ключевым событием, окончательно сломившим уверенность американских элит в исключительности и, по выражению покойной М.Олбрайт, незаменимости их «сияющего града на холме», стала специальная военная операция России на Украине. После распада СССР вашингтонский истеблишмент видел мир сквозь призму постоянно расширяющейся сферы доминирования США, которая в итоге должна была охватить всю планету – полноценный «конец истории». Согласно утвердившейся ещё в начале 1990-х годов концепции, какие-то страны, не желавшие играть по американским правилам, можно было сломить силой (в диапазоне от Югославии до Ирака), другие – «мягко» втянуть в орбиту западного влияния через манипулирование международными торгово-экономическими институтами (поразительно, но в этом контексте особые надежды долгое время возлагались на Китай). С не имевшими внятного голоса на мировой арене государствами – как с той же Украиной – справлялись через формирование дружественного политического класса, который брал на себя издержки по зачистке оппозиции и внедрению в общественное сознание американоцентричной идеологии. Если не получалось решить эту задачу наскоком, в ход пускались более «творческие» методы – вроде госпереворота в Киеве в 2014 году, вслед за которым в украинской Конституции был закреплен курс на интеграцию в НАТО, пророссийские силы подверглись репрессиям и гонениям, а накачанная западными вооружениями армия начала подготовку к военному захвату отгородившегося Донбасса.

Конечная цель «проекта Украина» заключалась в создании постоянного плацдарма для военного и психологического давления на Россию, стремление к дезинтеграции и политической деградации которой в США теперь даже не скрывают – маски, наконец, сброшены. В Вашингтоне были уверены, что страх перед давно подготовленной и анонсированной санкционной войной помешает нашей стране пойти на решительные ответные меры и заставит смириться с уготованной ей судьбой. Россия же продемонстрировала, что на новом этапе развития мировой политики, идеологические принципы и защита суверенитета являются более значимыми факторами нежели боязнь выпасть из выстроенной коллективным Западом системы экономического подчинения развивающихся стран. Специальная военная операция на Украине доказала, что у американской геополитической экспансии есть пределы – более того, действуя без лишних сантиментов, её можно откатить назад.

Во-вторых, несмотря на бравурные заявления администрации Байдена о якобы достигнутой изоляции России, полноценную глобальную коалицию США создать как раз и не сумели. С первых же дней кризиса, даже отдельные союзники Вашингтона – такие, как Индия, Турция и ОАЭ, все более уверенно отказывались выполнять диктуемые странами «большой семерки» условия. Показательное нежелание Пекина учесть «американские озабоченности» послало многочисленным торговым партнерам КНР явный сигнал, согласно которому курс на изоляцию России является исключительно западной, а потому весьма сомнительной инициативой, и следование ему лишь подрывает фундамент мировой экономики – в ущерб динамике всего международного развития. Внезапно, американское руководство обнаружило, что Европа, Канада, Австралия и Япония – далеко не весь мир, и большинство государств Латинской Америки, Азии и Африки руководствуются в диалоге с Москвой исключительно своими национальными интересами. В мировом масштабе бессмысленная кампания по «отмене России» провалилась, даже не успев начаться.

Наконец, Блинкен явно начинает осознавать, что привычные методы давления на население неугодной США страны, а именно, попытка спровоцировать смену режима через санкции и информационные кампании, больше не работают. Подрывная деятельность, на которую команда Байдена возлагала существенные надежды, дала лишь обратный результат – граждане России в беспрецедентном порыве сплотились вокруг национального лидера. Привычный инструментарий, многократно опробованный Америкой на предыдущих оппонентах в ушедшую эпоху, утратил эффективность. Привлекательность олицетворяемых эрой глобализации ценностей и готовность приобщиться к ним для большинства россиян оказалась менее значимой, чем, скажем, задача по защите «русского мира». Культ потребления и преклонение перед западной моделью в качестве некоего эталона не только в России, но и в том же Китае, потеряли прежнюю привлекательность для широких масс граждан и уступили место более масштабным устремлениям, уже не бытового, а цивилизационного, экзистенциального характера. Причем, эти подвижки произошли давно – и текущие события лишь подчеркнули неотвратимость тенденций по отмиранию прежней постбиполярной модели развития.

Тот факт, что пелена с глаз Блинкена и его соратников начала спадать лишь сейчас, многое говорит об уровне компетентности и адекватности американского истеблишмента, привыкшего диктовать свою волю в мировых делах. Чем скорее в США признают другие очевидные истины – в том числе, абсурдность и бесперспективность навязчивой идеи сломить Россию через санкции, тем быстрее начнут вырисовываться контуры завершения нынешнего кризиса. Но на этом тернистом пути, и прозревшему госсекретарю, и его начальнику, видимо, предстоит сделать еще немало удивительных для себя открытий.

Денацификация vs дерусификация

На Западе хотят принудить Россию отказаться от своих корней и завоеваний

Оригинал статьи: Газета «Труд»
Авторы: Олег Карпович, Михаил Троянский

«России придется пройти дерусификацию, то есть отбросить мысли о своем величии и стать нормальной страной. Она должна будет сделать это самостоятельно, но с внешней помощью, и даже под внешним надзором – в обмен на снятие санкций». Это не очередная бредовая фантазия отчаявшегося бойца бандитской группировки «Азов» (запрещена в России), а цитата из опуса украинского псевдоисторика Ярослава Грицака, опубликованного на сайте журнала Time – одного из самых известных и популярных американских изданий.

Грицак, пожалуй, четко и откровенно сформулировал идею, проговорить которую вслух западные политики не решаются. Вернее – пока не решаются. Уровень деградации и примитивизации мышления американских и европейских элит с каждой неделей кризиса достигает новых значений. И «на языке» украинского ученого-пропагандиста оказались лишь те мысли, которые давно и последовательно живут своей жизнью «на уме» у зарубежных кураторов Киева. Ставки в текущем конфликте действительно крайне высоки. Либо Москва выполнит поставленные президентом Владимиром Путиным задачи на поле боя и выстоит в объявленной ей экономической войне – либо за построением «анти-России» на Украине последуют настойчивые попытки дерусифицировать уже нашу страну.

В чем же суть этой пресловутой дерусификации? Очевидно, ее главной целью станет борьба с исторической памятью российского народа, попытка внушить чувство стыда за достижения предков и спровоцировать принудительное покаяние за выдающиеся успехи прошлого – включая Победу в Великой Отечественной войне. Буквально на днях мы воочию увидели немыслимое – решение Сейма Латвии о запрете, под страхом жесточайшего наказания, празднования Дня Победы. Этот, на первый взгляд, абсурдный, кощунственный акт, вполне укладывается в официальную идеологию современного Запада, смиренно промолчавшего в ответ на варварское решение потомков латвийских эсэсовцев. В ее основе – не только отрицание исторического вклада СССР в разгром нацизма, но и стремление поставить под сомнение саму значимость этого величайшего события. Якобы в 1945 г. народы Европы, оказавшиеся в соцлагере, были лишь порабощены очередной диктатурой, а настоящее освобождение к ним пришло лишь четыре десятка лет спустя.

Да и так ли страшен был нацизм для большинства государств современного Евросоюза? За редким исключением все они заигрывали с Берлином накануне войны и безропотно подчинились гитлеровской Германии и ее союзникам в первые же месяцы. А те же Испания и Португалия на протяжении десятилетий после окончания Второй мировой так или иначе интегрировались в «просвещенное сообщество европейских наций» — хотя у власти там до 1970-х годов оставались фашистские режимы Франко и Салазара. Вероятно, и российскому населению поборники «дерусификации» мечтают внушить мысль, что Великой Победой не нужно гордиться – за нее, наоборот, необходимо покаяться. И через растаптывание памяти о том легендарном подвиге, влиться в ряды прогрессивных народов, для которых главный триумф произошел не в мае 1945 г., в декабре 1991 г. с обрушением ненавистного им Советского Союза.

Параллельным курсом планируется развернуть массированное наступление на российские традиционные ценности. Русская Православная Церковь уже подверглась агрессивной информационной атаке за взвешенную и патриотическую позицию по вопросу о событиях на Украине. Ей противопоставлена раскольническая ПЦУ, открыто призывающая к убийству одними православными других. В целом, задача наших оппонентов – выбить из-под ног у россиян моральную почву, заставить усомниться в базовых нравственных установках, склонить к осквернению святынь и оплевыванию моральных авторитетов. В этой парадигме предполагается, что граждан России вместо величия Родины и защиты Русского мира должны заботить такие вопросы, как права трансгендеров, однополые браки, легализация легких наркотиков и так далее. «Отмененную» многовековую культуру, также несущую печать имперского мышления (об этом, кстати, тоже пишет Грицак), заменит культ потребительства в лучших традициях «продвинутых» европейских демократий. Дерусификаторы стремятся изменить саму модель мышления россиян – ничто в нашей повседневности не должно намекать на принадлежность к той самой державе, которая позволила поставить под сомнение американоцентричное мироустройство.

Является ли целью такой стратегии последующее расчленение России? Можно не сомневаться, что западные «партнеры» учли уроки тридцатилетней давности. Тогда им не хватило, по мнению многих ястребов-русофобов дня сегодняшнего, решимости довести до конца начатое – лишить Россию ядерного оружия и постоянного места в Совбезе ООН, спровоцировать братоубийственные конфликты и подтолкнуть региональный сепаратизм (хотя все мы помним подноготную событий в Чечне). В общем, сделать дезинтеграцию страны необратимой. А ведь именно возрождение России в 2000-х годах предвосхитило эрозию американского лидерства и коллапс однополярного мирового порядка. Реваншистские идеи по движению к «миру без России» уже стали характерной чертой вашингтонского дискурса. И дорога к их воплощению в жизнь лежит через Киев и Донбасс.

Конечно, в лучших традициях использования «мягкой силы» деруссификации придадут вид некоего содействия России, как эдакому блудному дитя, по возвращению в общеевропейскую семью, к «нормальности». Нас убеждают, что те же санкции не направлены против российского народа – их цель лишь в том, чтобы «помочь» нам, по расхожему американскому выражению, вернуться на правильную сторону истории. Но эта ложная благожелательность не должна вводить в заблуждение. В свое время Ф.Миттеран произнес сакраментальную фразу: «Мы так любим немцев, что хотим, чтобы у них было две Германии». Такую же «любовь», только куда более «страстную» уготовили и нашей Родине. Единственный способ остановить дерусификаторов – довести до логического завершения специальную военную операцию на Украине и принудить к миру её западных покровителей, которые через борьбу с Россией «до последнего украинца» надеются решить куда более масштабные и фундаментальные задачи.

Об авторах: Карпович Олега Геннадьевич — эксперт Российского общества политологов, доктор политических наук, доктор юридических наук, профессор, проректора по научной работе и директора Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России;
Троянский Михаил Григорьевич — кандидат исторических наук, проректор по вопросам повышения квалификации и профессиональной переподготовки Дипломатической академии МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посланник 1 класса.

Добавить комментарий